СПЕЦПРОЕКТ

Ион Ботош Закарпатье — это букет, и каждое нацменьшинство — его уникальный цветок

Об украинских румынах, и почему они являются патриотами Украины

uk en hu cs ro sk

Врач, который проработал по специальности 36 лет, писатель, исследователь, бывший депутат, основатель музея. Может показаться, что мы расскажем о пяти разных людях, но все это об одном человеке — Ионе Ботоше. Или Иване Михайловиче — как он иногда тоже представляется.

Несколько лет назад Ион основал в селе Нижняя Апша на Тячевщине Музей истории и этнографии румын Закарпатья. Фонд составляют румынская вышивка, аутентичная одежда, полотенца, предметы быта, иконы, книги, рукописи. Все собирал самостоятельно, исследовал, анализировал, систематизировал.

Изучая музей, расспросили у его основателя не только об экспонатах, но и о его собственной истории, жизни румын, стереотипах, ожиданиях, надеждах, чем жили раньше и чем живут сегодня.

— Первое письменное упоминание о фамилии Ботош с 1373. Они жили у Буштина (поселок городского типа в Тячевском районе — ред.). Мой прапрадед имел свидетельство о рождении 1822 года. Он был учителем в Нижней Апше, первым, кто имел образование. Учился в Сигете в институте. Был родом из Бая-Маре, а в Нижней Апше женился на дочери священника и остался здесь. Дед по маминой линии был депортирован в Сибирь, в Магадан. 25 лет сидел в тюрьме, а еще пять в лагере. Когда его забрали, то без него осталось 4 детей. После смерти Сталина его реабилитировали, — рассказывает о происхождении и корнях своей семьи господин Ион.

Сам же учился во Львове на медика. Отработал по специальности 36 лет — в Хусте, Солотвино и Нижней Апше.

— Хорошо помню своих бабушек и дедушек, потому что вся моя жизнь была связана с ними. Я был круглой сиротой — когда мне было 6 лет умерла мама, а в 14 — отец. Бабушки занимались, конечно, хозяйством, земледелием, имели скот, — вспоминает Ион. — Детство было непростое — уже в 14 лет я впервые поехал на заработки на прополку свеклы в России — работал в Краснодаре и Ростове. Когда немного повзрослел ездил туда и на строительство.

Жена Иона также румынка. Супруги имеют двух дочерей и внучку. Старшая дочь окончила экономический и математический факультеты в Ужгороде, младшая — юридический факультет в Черновцах. Внучка — учится в консерватории в Румынии. Дома в быту, конечно, все общаются на румынском. Мужчина говорит, что каких-то забытых традиций, которые были за дедов-прадедов, нет, потому что то, что делали и пели тогда, поется и сегодня. Все передается от родителей к детям.

Музей

Музей, который создал Ион Ботош — действительно впечатляет. Здесь не только много ценных экспонатов, главное, с какой бережностью к ним относится хозяин и как ценит каждый из них.

— У меня нет любимых экспонатов в коллекции. Каждый из них прошел через мои руки, я их обработал, почистил, законсервировал. Делаю все сам, поэтому для меня важна каждая вещь. Все они имеют свою историю и даже определенную ауру, — рассказывает Ион.

Big108

А все началось с того, что после окончания института Ион вернулся домой и совершенно случайно купил старую лампу в пожилой бабушки. Так в 1984 году появился первый экспонат — приблизительно в 1900 года создания. В Музее истории и этнографии румын есть румынская вышивка, одежда, полотенца, предметы быта, иконы, старые книги, рукописи. Большинство из них семья приобрела на Тячевщине, Раховщине, Виноградовщине и кое-что из Перечинщины, где также живут румыны. Все покупали от людей.

Здесь есть портреты 100 выдающихся румын Закарпатья. Информация о репрессированных, которую Ион Ботош собирал самостоятельно, когда открыли доступ к архивам. Также есть книги владельца музея, которые были выданы на румынском языке.

— Важнейшая книга не только для румын, а для всех, кто когда-то жил на Мараморощине — это Дипломы Мараморощини, написанная в 1900 году. Автор — Магали де Апша. Здесь есть о каждом селе Мараморощины, — говорит Ион.

— Все выискиваю и покупаю сам, — говорит основатель музея. — Даже трудно вспомнить, когда кто-то что-то нам принес. На самом деле сейчас трудно купить что-то, потому что мало сохраняется, люди выбросили все, уничтожили документы, вещи. А документы — это отпечатки истории и только умный человек может понять их ценность.

Ион Ботош написал около 20 книг. Часто говорит, что закончил еще один университет — настолько много участвует в международных симпозиумах, семинарах, съездах. Посещал многие музеи за рубежом и так учился этому делу. По его мнению, что бы ни случилось в этой жизни, будущее зависит от человека разумного, образованного.

Украина, Закарпатье, румыны

— Я могу сравнить Закарпатье с букетом цветов, в котором каждая нация, как цветок, должна иметь свое место. Букет хорош, когда он из разных цветов. Рад, что живу здесь и хорошо, что у нас доминирует здравый смысл в отношении к нацменьшинствам, — отмечает Ион.

Музейщик говорит, что искренне удивляется вопросам о том, почему он не уехал в Румынию.

— Я считаю, что румыны — одни из самых больших патриотов в Украине. Ведь за почти 30 лет практически никто из них не покинул страны. Я никогда не думал о том, чтобы уехать в Румынию. Здесь — я дома, это мой дом. Здесь родился я и мои предки. Мой дед родился в Австро-Венгрии. Два класса ходил в австро-венгерскую школу, два класса — в румынскую. Взрослел при Чехословакии, женился в Карпатской Украине, вышел на пенсию — в Советском Союзе, а умер — в Украине. И за это время ни разу не менял дома, — рассказывает Ботош.

Ион говорит, что ему и его односельчанам не очень приятно, что журналисты показывают Нижнюю Апшу только как село с большими поместьями, и никому не приходит в голову поинтересоваться темой глубже, спросить о культуре. И убежден, что именно из-за таких вещей порождаются стереотипы.

— Мне кажется, что людям не мешало бы лучше разбираться в темах. Вот приезжает журналист из Киева, снимает здесь нас, тратим на него время, а потом смотрим сюжет по телевизору, а они показывают Нижнюю Апшу и играет на фоне ромская музыка. Для чего это? Другой стереотип — что румыны контрабандисты. Это абсолютная неправда. Везде есть разные люди и везде, где есть граница — контрабанда — и в Мексике, и в Америке. Но это один путь. Я считаю, что надо работать, — говорит Ион.

Big110

***

 

По моему мнению, у румын в XXI веке есть две проблемы. Первая — это отсутствие чувства меры. Они очень нацелены на зарабатывание денег и не могут остановиться. Вторая — проблема образования. Школьного и дошкольного. Люди не хотят учиться. И эти две проблемы взаимосвязаны, потому что люди, к сожалению, понимают, что образование не обеспечивает их.

Для того, чтобы румыны, и не только, нормально жили в Украине, государство должно выполнять международные законы и внутренние. Создавать благоприятные условия для нацменьшинств. Я хорошо отношусь ко всем — к украинцам, венграм. И жду того же в ответ. Все должны хорошо жить вместе. Вот пойдите на рынок в Солотвино (поселок городского типа в Тячевском районе — ред.) — там услышите все языки. И все прекрасно друг друга понимают и живут.

Для меня важно, чтобы румыны Закарпатья сохранили свой дух. Чистый. У нас есть много смешанных семей, но иногда вижу, что те украинки, которые вышли замуж за румын, стали большими румынками, чем наши. Важно знать свой язык, культуру, традиции. Пока человек сохраняет свой родной язык, до тех пор он человек.


Этот спецпроект  представлен ОО «Институт Центральноевропейской Стратегии» при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID). Создание этого спецпроекта стало возможным благодаря искренней поддержке американского народа, оказанной через Агентство США по международному развитию (USAID). Содержание продукции является исключительной ответственностью ОО «Институт Центральноевропейской Стратегии» и не обязательно отражает взгляды USAID или правительства США. Запрещается воспроизведение и использование любой части этой продукции в любом формате, включая графический, электронный, копирование или использование в любой другой способ без соответствующей ссылки на оригинальный источник.

1559804758 660x255

Автор: Росана Тужанская

Фото-аудио: Антон Рыжих

uk en hu cs ro sk

0 #