Люди

Михайло Палінчак-старший про ню та абстрактні пейзажі

16 Квітня 2013 9 184

Фотограф з Ужгорода був учасником більш ніж 400 конкурсів, що проходили у різних країнах світу: США, Англії, Аргентині, Росії, Україні та ін. Провів кілька персональних виставок в Угорщині, Словаччині, Румунії, Сербії. Двічі експонувався на шанованому фотосалоні Королівського Фотографічного Товариства у Британії.

Нам Михайло Палінчак розповів про те, як і з чого усе почалося, у яких жанрах працює сьогодні, а також без чого не може існувати фото.


– Коли Ви почали фотографувати?

– Свои первые фотографические опыты я начал в 4 классе. Первые, как мне казалось, художественные фотографии я снял в 9 классе. К тому же периоду можно отнести и мою первую персональную выставку. В школе был археологический кружок – это давало возможность много фотографировать в экспедициях. Раскопки, жизнь в палатках, гитары. Одним словом романтика. Вот в такой среде я и начинал свой путь в фотографии. Должен отметить, что наш школьный археологический кружок был одним из двух на весь СССР имеющих официальное разрешение на проведение раскопок.

– З Вашим сином Михайлом ми нещодавно спілкувалися також про фото. Онук вже фотографує?

– Думаю, внуку еще рано фотографировать. Хотя он уже давно с удовольствием играется с фотоаппаратом и иногда даже что-то снимает. Сегодня он в фотографии скорее фотомодель, чем фотограф.

– Вашою першою камерою була "Смена-2". На що знімаєте сьогодні? Чи є взагалі принципова різниця у тому, на що знімати?


– Вы знаете, как в фотографической тусовке отличить начинающего фотографа от мастера? Первые говорят о фотокамерах, сенсорах (раньше о пленке), оптике и т.д. А вторые говорят о фотографии как таковой.

Интересно, будет ли уместен аналогичный вопрос заданный художнику. А красками, какой фирмы вы пользуетесь? На самом деле нет никакой разницы, чем вы снимаете. Повторю банальную фразу. Снимает не камера, а человек.

У разных моделей могут незначительно отличаться технические характеристики. Но по большому счету все камеры хороши. Важно лишь умеете ли вы использовать те возможности, которые предоставляет вам ваш инструмент или нет. Не побоюсь сказать, что даже опытные фотографы далеко не полностью умеют раскрыть потенциал своей камеры.

– Що Вам більше до душі: плівка або цифра?

– Как мне кажется, сегодня это скорее вопрос религии. Не секрет, что в последнее время возрождается интерес к пленочной фотографии. Но в том виде, в каком это делается, ничего кроме улыбки и недоумения это не вызывает. Новоявленные любители пленки, отсняв ролик, тут же оцифровывают его. И что в этом случае получается? Цифра или пленка.


Глядя на результат подобного «творчества» не могу не констатировать тот факт, что во «времена пленки» это считалось бы 100 процентным техническим браком. Но этот брак стал называться пленочным артефактом и преподноситься, как некое художественное откровение.

Пленочная технология на самом деле намного более трудоемкая, чем цифра. Более капризна и непредсказуема. Работа с пленкой и печать фотографий под увеличителем сродни колдовству. Зачастую невозможно точно предсказать конечный результат. Отсюда и уникальность каждого отдельного отпечатка. Но достичь впечатляющего результата можно лишь используя современные материалы, которые очень дороги и обладая огромным опытом в технике прямой печати с пленки на фотобумагу.

Справедливости ради, хочу процитировать, что по этому поводу пишет мой интернет-друг Олег Моисеенко: "На днях посетил одно из крупнейших в среде арт-дилеров и коллекционеров фотоискусства мировых шоу – The AIPAD Photography show. Ежегодно сюда съезжаются десятки галерей со всего мира, выставляя на продажу практически всё лучшее, что было создано человечеством в области мировой фотографии за всю её, чуть более вековую историю. Боюсь разочаровать цифровое поколение: принты выполненные тем или иными цифровым способом печати составляли около 20% от всего выставочного объёма. Остальные 70% приходились на классическую аналоговую серебряно-желатиновую печать. Оставшиеся 10% – все остальное, включая разнообразные – типии, плюс что-то чрезвычайно экзотическое. Новомодная ныне амбротипия так же была почти не представлена".

– Розкажіть про кінофотостудію, яку Ви створили в Ужгороді одразу після закінчення університету.  

– Вопрос несколько не точен. Я не создавал кинофотостудию, а был всего лишь одним из ее организаторов. В то время в городе существовало две фотостудии. Народный кинофотокиноклуб «Панорама» при заводе Ужгородприбор и фотоклуб «Ужгород». 
Мы вели очень активную творческую работу, встречались каждую неделю, делились опытом, смотрели фотографии. Просто беседовали об искусстве. Часто выезжали на совместные съемки, часто проводили фотовиставки. На заводе у нас была постояннодействующая выставка. Работы обновлялись не реже одного раза в месяц. А городские фотовыставки мы проводили не менее 2-3 раз в год.


Нашим основным выставочным залом было фойе кинотеатра «Комсомолец». А так, как в то время кинозал, как правило, был заполнен на 100 процентов при 6-7 киносеансах в день – это давало нам большую зрительскую аудиторию. Мы провели 2 всесоюзных выставки «Фотопейзаж». Первая из них была весьма скромной, но прошла она в музее в ужгородском замке с большим успехом. 
На вторую выставку нам прислали более 5 000 фотографий со всего Советского Союза. На выставке были представлены многие легенды современной художественной фотографии. Достаточно лишь вспомнить Антанаса Суткуса и Виталия Бутырина. Выставка проходила в фойе драматического театра. На открытие приехало более 100 фотомастеров со всего Советского Союза.

– Чи відрізняється середовище фотографів та саме їхнє спілкування сьогодні від того, що було тоді?

– Меняется время и меняется стиль жизни и общения. Ранее общение происходило в реале. Фотографии можно было увидеть только в живую. Теперь общение перешло в виртуальную среду. С одной стороны это хорошо. Я могу общаться в реальном времени с друзьями фотографами со всего мира. Но есть, конечно, и недостатки. Ничто на самом деле не может заменить живого общения. И ни одна фотография на экране компьютера не заменит живого фотоотпечатка.

Если раньше, как я говорил, мы собирались для обмена опытом и творческими идеями практически каждую неделю, то теперь в лучшем случае раз в 2-3 месяца. Современная среда фотолюбителей раздробилась на мелкие фракции по 2-3 человека, которые более или менее регулярно общаются, а вот собраться все вместе и что-то обсудить как ранее не получается. Другое время – другой стиль общения.

– Якість робіт фотографів з роками прогресує? Чи стають вони більш майстерними?

– Думаю это естественно, что со временем приобретается опыт и мастерство должно повышаться. Но на практике многие из моих коллег, которые раньше создавали удивительные фотографии, сегодня практически прекратили заниматься творческой фотографией. Почти все фотографы работают исключительно в сфере коммерческой фотографии. Многие вполне преуспели на этом поприще. Но это ничего общего не имеет с творческой фотографией.


– Ви не займаєтесь комерційним фото?

– Мне не интересна традиционная коммерческая фотография. Я не снимаю свадьбы, корпоративы и другие подобные мероприятия. Но я не откажусь от продажи своих работ, если они кого-то смогут заинтересовать.

– Ви працювали фотожурналістом у газеті «Новини Закарпаття» і займалися художнім фото одночасно. Наскільки важко балансувати і чи вдається швидко перемикатися з одного на інше?

– Никаких проблем в совмещении журналистики и фотоискусства нет. Все вполне мирно уживалось и более того, часто помогало одно другому. У нас в газете была субботняя рубрика суть, которой состояла в том, что я предлагал художественную фотографию, к которой замечательный писатель Василь Степанович Басараб писал коротенькие эссе.

Фотографии всегда размещались на первой странице газеты и занимали практически всю первую полосу. Одна из подобных фотографий была в жанре ню. Вы можете представить НЮ на первой странице официальной закарпатской газеты? Вдохновителем всего этого «безобразия» был замечательный первый редактор газеты Илья Ильницкий.  

Так что конфликта между репортажем и артом не было. Более того, у меня в редакции была фотолаборатория. Небольшой уголок с оборудованием для фотопечати. И все это, как и редакция размещалось в здании Народной Рады. Так в этой фотолаборатории я оборудовал студию для съемки ню фотографий. Многие из работ которые вошли в солидные альбомы арт ню были сделаны именно в этой лаборатории.


– Чи бачите Ви перспективних молодих фотохудожників в Україні та Закарпатті, зокрема? Чи відрізняються їхні роботи та процес створення фотографії від підходу та робіт дорослішого покоління фотографів?

– Я стараюсь по мере возможности следить за происходящими событиями в мире арт-фотографии, как Ужгорода, так и Украины. Как это не прискорбно, но могу констатировать факт, что в Ужгороде нет зрелых мастеров художественной фотографии и нет никакого активного движения в сторону исправления данной ситуации.

Есть отдельные авторы или группы авторов, которые варятся в собственном соку, иногда пытаясь сказать, что-то новое и интересное. Иногда им это удается. Но серьезными и системными эти попытки назвать никак не могу. Хотя в городе регулярно проводятся фотовыставки, их уровень, к моему большому сожалению, часто не превосходит уровня кружка фотографии дворца пионеров.

Конечно же иногда попадаются отдельные удачные работы у того или иного автора, но это скорее исключения, чем тенденция. Мастера старой школы в основном отошли от активного творчества, и ведут борьбу за существование, снимая по заказу тех или иных клиентов. Молодежь тоже в основной своей массе занимается коммерческой фотографией.

Изредка можно наблюдать, как некоторые молодые авторы все же пытаются разрушать стереотипы традиционного фотографического мышления, которое в основном присущее старшему поколению и которое, безусловно, является бичем любого творчества. Мы все во власти стереотипов и всегда волей или неволей пытаемся подражать чему-то уже проверенному временем. Но это тупиковый путь. Я в этом уверен. Это сложная задача разрушение стереотипов и лишь немногим удается решить ее. Но я уверен, что из среды молодых авторов со временем вырастут зрелые мастера. Иначе и быть не может.


Кстати, далеко за примерами идти не надо. Три молодых девушки родом из Ужгорода успешно осваивают фотографические олимпы не только Украины, но и мира. К сожалению, они покинули наш город, перебравшись в столицу. Это Саша Самсонова, Вита Гродзицкая и Виктория Соломей. Каждая из них самобытный и интересный автор. В основном они работают в фешн-индустрии. Хоть это и коммерческая работа, но она выполнена с огромным вкусом и артистизмом.

Наш замечательный край вдохновляет многих известных мастеров. Некоторые из них свои лучшие проекты сняли именно тут, у нас под боком. Это в первую очередь проект «Иза» Анны Войтенко получивший множество престижных наград. В том числе и Гран-при «Фотограф года» в России.

Сейчас она работает над другим проектом «Страна близнецов» в селе Велика Копаня нашего края. Многие работы из проекта «Лишние» Александр Гляделов снял у нас в Закарпатье. Игорь Гайдай снимал для своего проекта Разом.UA.

У нас на Закарпатье известнейший московский фотограф Ян Макклейн проводит выездной фототур мастер-класс по арт-ню-фотосьемке. А наши фотографы в основной своей массе застряли в пейзажах… И самое печальное, что отличить одного автора от другого просто невозможно. К сожалению, нужно констатировать факт, что Ужгород остался на обочине современных фотографических процессов.

– Чим для Вас є фотозйомка?

– Сложный вопрос. Я отношусь к фотосъемке, как к импровизации и часто привожу пример джазовой музыки. Импровизация для меня основа. Наверное, недаром мои любимые жанры в музыке те, где есть импровизация и полет фантазии. Это в первую очередь джаз и некоторые исполнители рок репертуара. В первую очередь Стив Вай, Джо Сатриани, Стив Морс и многие-многие другие.


– Як ви прийшли до фотографування в стилі ню? Чому?

– Красота женщины во все времена была основной темой искусства. Насколько я себя помню, всегда пытался фотографировать в этом стиле. Конечно же, первые работы были примитивными и не интересными. Естественно они не дожили до наших дней.

– Ті роботи так сильно відрізняються від сьогоднішніх?

– Думаю, что отличаются. Хотя мне сложно судить об этом. Меняется все: жизненный опыт, восприятие, технологии фотографического процесса и т.д.


– Що Вас надихає?

– Красота, страсть, любовь. Люблю эпатаж и провокации. И еще искренность. Вы обязательно должны искренне любить то, что делаете. Кстати НЮ не единственный жанр, с которым мне нравится работать. Я меня в работе есть проект абстрактных пейзажей. Необычный взгляд с необычного ракурса на обыденные природные вещи. В первую очередь это вода. Банальный ручеек, например. Много работаю с портретами. С удовольствием снимаю и цветы. Стараюсь показать их несколько иначе, чем это делают остальные. Иногда это удается.

– Чи бувають періоди, коли зовсім не знімається?


– Да, такие периоды бывают. В эти периоды я, как правило, работаю с архивами и изучаю то новое, что появляется в мире фотоискусства. Пытаюсь осмыслить то, что сделано и издать книгу со своими лучшими работами.

– Не будь-яке фото у стилі ню може бути гарним. Переважна більшість виглядає лише пошло. Як не перетнути межу і показати прекрасне тіло, жінку, душу, а не лише викликати хіть?

– Вы, правда, так думаете? Я бы не стал противопоставлять жанр ню другим жанрам. Далеко не каждое фото в любом из жанров может быть хорошим. Для меня пошло выглядит любая фотография, сделанная без души и мастерства, без искреннего чувства любви к объекту съемки. А таких работ, к сожалению, большинство в любом жанре.

Для меня пошло может выглядеть и пейзаж, и натюрморт, и невинные цветочки. Все дело, как это сделано, с каким уровнем мастерства, что хотел донести до зрителя автор. Для меня пошлой может быть фотография ню, в которой все признаки ню истреблены спецприемами в фотошопе и стыдливо спрятано все что возможно. И наоборот полностью обнаженная фигура может выглядеть прекрасно и вызывать восхищение.

Я знаю большое количество примеров работ, которые формально можно назвать порнографией. Возьмем, к примеру, Яна Саудека. Ню его сделаны на высочайшем художественном уровне и единственный «грех» этих работ это то, что они «слишком откровенны».


На самом деле не существует никакой четко определенной границы между пошлой и не пошлой фотографией. Эта граница у каждого своя. Она определяется воспитанием, набором догм, которые внушили нам с детства и другими факторами. А они у каждого свои, а значит и граница у каждого своя.

Я знаю многих, для кого и короткая юбка вызывает вожделение и похоть. Одновременно с тем, есть множество авторов показывающих женщину предельно открыто и откровенно, но называть эти фотографии пошлыми я бы не стал. Не проблема фотоизображения, что оно вызывает похоть. Это исключительно проблема смотрящего на это изображение.

Не умение увидеть красоту – вот главная проблема. Кто-то на одном и том же изображении видит голые «сиськи», а другой видит исключительной красоты игру света и тени. На мой взгляд, важно, что хотел сказать автор и как он это сделал. С какой степенью искренности и любви к предмету съемки. И давайте не забывать, что самое прекрасное на свете это ЖЕНЩИНА. А нагота это самое естественное, что есть в природе. И грех не в изображении обнаженного тела, а в тех табу, которые пытаются нам навязывать. Любовь и секс – прекрасны и достойны восхищения, а не трусливого порицания.

– Хто з фотохудожників для Вас є чи був орієнтиром?

– Когда я начинал заниматься фотографическим искусством я много времени посвятил технике фотографики. Вдохновение я черпал у удивительного польского автора Эдварда Гартвига.

Большое воздействие на раннем периоде на меня оказал Йозеф Судек с его удивительно чистыми и искренними пейзажами и натюрмортами. Но в первую очередь меня, как автора, сформировал латвийский фотохудожник Гунар Бинде. Именно этот человек открыл для меня мир художественной фотографии и жанра НЮ в частности.

Кстати в 2010 году мне удалось лично познакомиться с Гунаром Бинде на фестивале эротической фотографии «Янтарный бриз» в Латвии. Это ежегодный фестиваль и в этом году я с коллегами планирую посетить его в четвертый раз. Именно там я создал свои последние фотографии в жанре ню.


Все три вышеупомянутых автора совершенно не похожи друг на друга, но именно они сформировали мое фотографическое мировоззрение.

Росана Бісьмак, Varosh.com.ua

Фото люб’язно надані Михайлом Палінчаком 

0 #